Православная церковь: между верой и гигиеной (интервью)

На днях Вселенский патриарх Варфоломей запретил церквям проводить службы и обряды, а также паломникам ездить в монастыри до конца марта. Первый случай заражения коронавирусом уже диагностировали у 57-летнего священнослужителя из города Залещики Тернопольской области.

О жизни Украинской Православной Церкви в условиях общегосударственного карантина ИА «ФАКТ» побеседовало с главным редактором Международной газеты «Родительский комитет», сотрудником Синодального отдела УПЦ по образованию, катехизации и миссионерства – священником Александром Каневским.

Отец Александр, как пандемия коронавируса может сказаться и, возможно, уже сказывается на жизни Церкви?

За 20 веков своего существования Церковь пережила массу самых разных смертоносных эпидемий, которые в разные исторические периоды, уничтожали порой города и страны. И Церковь, которая выживала в этих условиях и в этих условиях выполняла свою миссию, накопила огромный опыт. Опыт не только духовный, но и чисто практический.

С другой стороны, опасность эпидемии коронавируса, которая сегодня так напугала весь мир, мне кажется сильно преувеличенной. Ну, во-первых, есть заявление Всемирной организации здравоохранения касательно того, что в настоящее время ещё пока не существует стопроцентно точных способов выявить вирус. Зато существует понятие конкурирующих заболеваний, которыми одновременно может страдать человек, заражённый коронавирусом. Какое-то из этих заболеваний, например – рак, может привести этого человека к смерти, но этого человека сегодня автоматически включают в число жертв коронавируса.

Я слышал многих специалистов, медиков, которые утверждают, что смертность от коронавируса не выше смертности от сезонного гриппа. И если это правда, то в таком случае, объявленный карантин, влекущий за собой огромные социальные и финансовые последствия выглядит просто нелепо. Ну, это как, для сравнения, если бы на слона напала домашняя кошка, а испуганный слон, спасаясь от кошки спрыгнул бы со скалы и разбился насмерть. То есть, лично я пока вижу нагнетаемую истерию вокруг вируса, смертность от которого составляет что-то там в пределах 3%.

Чтобы немного успокоить людей, запуганных телепропагандой, приведу такой пример. В Украине ежегодно умирает 4 тысяч человек от туберкулеза, 11 человек каждый день. Казалось бы, ну и что? А вы знаете, что с 1 апреля в Украине массово закрываются тубдиспансеры? Их уже закрывают в Запорожской и Черновицкой областях. То есть огромное количество людей с открытой формой туберкулёза окажется на улице. А это люди, вышедшие из мест лишения свободы, это люди без определённого места жительства, то есть, это люди, которым негде жить, им некуда идти. Они будут жить среди нас и заражать здоровых людей.

Почему мы не говорим об этом? Ведь пока информационное пространство Украины наполняется новостями о коронавирусе, гораздо более реальная угроза зреет у нас прямо под боком!

Словом, лично я почти уверен в том, что мы имеем дело с постановкой грандиозного спектакля в мировом масштабе. Ну посудите сами. В Сербии – нулевая смертность от коронавируса, но в стране объявлен режим чрезвычайной ситуации, гражданам велено сидеть по домам, армия контролирует улицы! Это нормально?

Вы хотите сказать, что это кому-то может быть выгодно?

Знаете, я помню, как в начале 90-х в обществе и в СМИ разгонялась истерия по поводу «пандемии СПИДа». Некоторые эксперты заверяли, что к середине XXI века каждый четвёртый (!) житель планеты будет болен СПИДом. И что? В результате «профилактических мер» в школы ввели тотальный секс-просвет, легализовали «лёгкие» наркотики, прорекламировали «альтернативный образ жизни» и совершили глобальную «перепрошивку» сознания людей в мировом масштабе. В итоге за 30 лет мы получили совершенно другой народ, с новыми ценностями и идеалами, народ, готовый к выполнению новых задач мировой элиты. И сегодня о СПИДе практически не вспоминают. Это уже отработанная технология, которая выполнила свои задачи.

Технология с коронавирусом, как мне кажется, тоже призвана решить какие-то глобальные задачи. Например, в сфере мировой экономики. И не только экономики. Кто-то, прикрываясь вирусом, будет менять под себя структуру власти, кто-то будет захватывать рынки, активы, недра, устанавливать свою ценовую политику, выталкивать слабых и т.д. Я не политолог, но, думаю, всё это вполне может иметь место.

Отец Александр, в условиях распространения эпидемии коронавируса следует ли Церкви выполнять санитарные требования светских властей?

Знаете, когда я прочитал о том, что Вселенский патриарх Варфоломей благословил прекратить до конца марта все службы в подчиненных ему епархиях, я особо не удивился. Человек находится между молотом и наковальней – он непосредственно зависит и от Госдепа и от турецких властей. Человек совершенно не самостоятельный в своих решениях.

Но когда я узнал, что Румынская патриархия приняла решение причащать людей из одноразовой ложечки – знаете, я испытал шок. Кстати, Румынская патриархия письменно заверила верующих, что «Евхаристия готовится в гигиенических условиях». И потом они приписали в своем решении, что те, кто опасается заражения, могут не целовать иконы в храме, но могут это делать у себя дома. Можете кидать в меня камни, но я уверен: такие постановления могут издавать только неверующие люди!

Что касается вопроса применять ли санитарные требования светских властей к Церкви, то здесь надо понимать, что та доктрина, которая в связи со всей этой ситуацией будет выработана Церковью, в будущем станет либо нашим оружием от очередных ударов по Церкви, либо станет брешью в нашем церковном корабле. Если наша Церковь примет за правило полностью следовать предписаниям эпидемиологов, как это уже сделали в Румынии, в Константинополе, в католическом мире на Западе, то в таком случае мы просто попадём в капкан, который за нами захлопнется.

Нас просто лишат свободы в совершении нами нашей духовной Миссии.

Если Церковью будет принята доктрина реагирования на социальные проблемы в стиле «всё, что скажут – мы сделаем», то в скором будущем власти в разных странах смогут закрывать православные храмы под любыми самыми гуманитарными предлогами. Я уверен, что слепо идти на поводу у власти – значит, попасть в расставленные сети.

Значит, УПЦ не планирует закрытие храмов и отмену служб?

Конечно нет! Если мы посмотрим на историю Церкви, мы увидим, что во все времена, когда вспыхивали эпидемии или происходили какие-то трагедии и катаклизмы, православные люди спешили в храм, совершали крестные хода, соборно каялись и постом умилостивляли правосудие Божие.

Понимаете, наша вера тем и отличается от всех других вер, что она конкретно, если хотите – физически причастна своему Объекту – то есть к Той Личности, к Которой обращена главная, евхаристическая молитва Церкви: «Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго».

Когда Христос сказал: «Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нём» (Ин. 6:56) – многие соблазнились и отошли. Но Христос не бросился увещевать отошедших, но обратился с жёстким вопросом к оставшимся ученикам: «Не хотите ли и вы отойти?» (Ин. 6:67).

В своё время протестанты, не вместившие эту главную тайну Евангелия, оказались в числе «отшедших». И очень печально, что из-за коронавируса не только протестанты окажутся в числе «отошедших», но и многие православные тоже…

Главная проблема сегодняшней ситуации заключается в том, что светская власть видит в богослужениях «удовлетворение религиозных потребностей» людей. Люди во власти считают, что верующие собираются в храм ну просто потому, что такой вот у верующих способ развлечения, своего рода «тусовка», без которой вполне какое-то время можно обойтись.

Но на самом деле мы приходим в храм не для того, чтобы «отдохнуть душой», как говорят некоторые. А для того, чтобы обратиться к Тому, от Кого Единственного зависит наша жизнь, каждый наш шаг, каждый наш вздох. И в создавшихся условиях, если мы хотим избежать заражения, к Кому ещё нам всем надо идти, как не к Тому, от Кого это зависит в первую очередь? Понимаете? А нам предлагают этого не делать. Парадокс!

Передается ли вирус через Причастие, лобзание икон, креста и других каких-то действий в церкви?

А Вы знаете, что такое Причастие? Причастие Святых Христовых Таин – это реальное соединение человека со Христом. Христос прелагает нам Самого Себя под видом Хлеба и Вина. Хлеб и вино в начале службы во время Евхаристии (это самая главная часть Литургии) прелагаются, т.е. превращаются действием Святого Духа в истинные Тело и Кровь Христа Спасителя. Тело и Кровь Христовы – это главная святыня Православной Церкви. Это Небесный Огонь, в котором сгорают все бактерии и микробы, все наши грехи и прегрешения. И за всю историю христианства от принятия Святых Христовых Таин ещё никто не заболел, а вот исцелились, выздоровели и спаслись – миллионы.

Во времена самых страшных эпидемий люди приходили в храм, и в Причастии искали исцеления – и находили его! А сегодня румыны стали говорить про одноразовые ложечки для Причастия – тем самым допуская невозможную мысль о том, что можно заразиться от Святых Тела и Крови Христовой! Безумие!

Боишься Христа? Ну тогда зачем ты к нему идёшь? Сиди дома! И я считаю, что в храме Божьем всё стерильно. И Крест, и иконы – всё!

А сегодняшний вирус, каким-бы страшным он ни казался, не мог случиться без воли Божьей или Божьего попущения. А значит, и прекращение его зависит от Бога и от нашего покаяния.

Во всех подобных ситуациях Церковь всегда призывала к молитве. Призывает к молитве она и ныне.

Нам надо не храмы закрывать, а питейные заведения. И не службы запрещать, а гей-пропаганду, пропаганду насилия, национализма, пропаганду войны. Тогда, даст Бог, и коронавирус больше к нам не придёт!

Автор: Оксана Ищенко
Источник

This entry was posted in Путевые заметки. Bookmark the permalink.

Leave a Reply