Что ранит при поисках погибших солдат. Дмитрий Заборин

Почему я не люблю сам звонить родственникам найденных солдат? Этому есть две причины. Одна понятная каждому поисковику . Потому что страшно слышать.

– Нашли ? И что? За чем это нам? Вы знаете сколько лет прошло? 

– Ну закопайте , где нашли.

– У нас денег нет хоронить, закапывайте .

– Пошли Вы…..

Часто ли ? Да достаточно. Что бы понять. Чтобы испытать боль за преданного и брошенного человека, отдавшего жизнь за это вот будущее. И тут не надо мне плести про политику, до чего страну довели и ТД. Тут дошел конкретный индивидум, сам своей душой дошел до того , чтобы отречься от того кто жизнь ему лично подарил дважды, родив и закрыв собой. 

Вторая причина, личная и она глубже. Мне стыдно.  Реально стыдно и не удобно. Те кто ждут и ищут действительно  считают нас святыми. А ведь я почти ничего не сделал. И уж точно не совершил ничего сверхестественного. Ну нашел, копал и что? А люди искренне плача на взрыд благодарят. И мне стыдно. А еще стыдно когда я вспоминаю пьяные ещё до захоронения лица моих “коллег”. Не выпившие , а в дугу пьяные. Мне неприятно , когда на захоронении погибших, где приезжают родные, дети, внуки, просто неравнодушные люди. Демонстративно появляются эдакие “крутые” Копари, типа мы только с траншеи. Небритые, в замызганном камуфляже и всячески чертят какие они лихие хлопцы. И не надо мне говорить , что так работали , что небыло времени помыться и привести себя в порядок. Те кто до последней минуты работал, обычно и на захоронении в сторонке постоят. Ведь мы провожаем солдат, мы отдаем им свою дань уважения. А разве отдают дань уважения в непотребном виде? Взгляните на фото похорон , тогда сразу после боёв. Ещё не остывшие от боя, но нет там неопрятных солдат, они товарища в последний путь провожают, они ему дань уважения отдают. 

     Мы “святые” для родных тех кого нашли и им не видно за восхищением, нашего апломба и кривых понтов. А мы начинаем упиваться своей мнимой святостью и непонрешимостью, не все, но некоторые. Мы все одели форму, мы все в той или иной степени асоциируем себя с тем временем. Нам дорого то время и люди жившие и погибшие тогда. Так давайте хоть тут соответствовать. 

А ещё представьте себе. Похороны погибших товарищей тогда, прямо после боя. И вдруг командир:

-А кто нашел тело? 

– Так Иванов. 

– Иди сюда геройский ты наш герой Иванов, поклон тебе до земли боец похоронной команды за подвиг твой великий. 

-Равняйтесь на Иванова, мужественного и геройского бойца вынесшего с поля боя, после боя уже, тело закрывшего собой вражеский дот Петрова! 

Как то не очень ? Вот и я про тоже.

Из последнего…


В мае 2021-го проехали по историческим местам, где 15 лет назад мы были первопроходцами. Тогда там солдаты просто по лесу валялись, нетронутые с сентября 1941 года. Теперь ситуация иная. Доступность металлодетекторов, помноженная на жадность привела к тому, что в лесу металлических сигналов практически нет. Но самое плохое, что их нет в стрелковых ячейках – все найденные нашими ребятами в конце прошлого и начале этого года солдаты размародерены. Каски-котелки сдернули, кости сбросили назад. Главный инструмент поисковика теперь – щуп, которым сильно не натыкаешь в плане площадей. Особенно если тебя пожевала ковидла и ты еле ползаешь, как в моем случае. Ну, и лес нынче не тот. Пилят в хвост и гриву народное добро, разбивая дороги лесовозами и потихоньку превращая бывшие дебри в пустыню. Все идет своим чередом. Только сочные комары и миллиарды муравьев чувствуют себя по-прежнему отлично. Через недельку уже войдут в силу и слепаки-гедзики. Даже наш поисковый пес Умка был не рад приключениям, предпочитая грустно сидеть в машине.

Запись опубликована в рубрике Нынешние процессы и реалии. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий