Кто в бессмертье шагнул и без вести пропал… 70 лет назад…

Парадоксально! Чем больше узнаёшь о боях на Ржевско-Вяземском плацдарме в ноябре-декабре 1942 года, тем меньше становятся понятны причины наших неудач.

Нами собран, пожалуй, самый обширный и достоверный материал о боевых действиях Западного фронта в «Операции «Марс», но «картина» становится всё более «размытой». Единственное, что можно сказать с полной уверенностью: мы нашли и похоронили 1500 солдат и офицеров, погибших в этой операции, к сожалению, это менее чем 10% от общего числа потерь одной только 20-ой Армии…

Эта публикация составлена исключительно с целью ознакомления читателя с одной из многих «забытых операций» Великой Отечественной войны. Тут вы не найдете рассуждений, домыслов и выводов — это просто рассказ о войне…

О Сычевской наступательной операции (ноябрь — декабрь 1942 года) мало кто знает — о ней практически нет никакой официальной информации: эта операция не упоминается в многотомных трудах о Великой Отечественной войне. Только изредка в мемуарах-воспоминаниях военачальников проскользнет пара строк о «боях местного значения» на Ржевско-Вяземском плацдарме…

Возможная причина тому — Сталинградская битва, затмившая своим успехом менее удачную операцию Калининского и Западного фронтов, проходившую всего в двухстах километрах от столицы.

Начатое в августе 1942 г., наступление армий правого крыла Западного фронта с целью овладения Ржевско-Сычевским плацдармом, уже к концу сентября захлебнулось. На всем фронте немцы подтянули свежие резервы, закрепились и организовали крепкую оборону, не давая нашим частям вести наступление. Неоднократные попытки сбить противника с занимаемых рубежей окончились безрезультатно. На некоторых участках фронта противнику даже удалось потеснить наши дивизии и улучшить своё положение, но дальнейших наступательных действий он не предпринимал, продолжая оказывать упорное сопротивление и усиливая свою Ржевскую группировку.

Немецкое командование уделяло большое внимание Ржевско-Сычевскому выступу (или как они его называли «Ржевскому треугольнику») как плацдарму для будущего наступления на города Калинин (Тверь) и Москву. Находясь в 120 км от Калинина и в 200 км от Москвы, являясь крупным узлом ж/д и шоссейных дорог, Ржевский выступ представлял собой крайне выгодный в оперативном отношении район для наступления на север, северо-восток и восток.

Подготовка операции

1 октября 1942 года командующим20-йАрмии была получена директива Западного Фронта на проведение операции «Марс».

По замыслу командования, главный удар в полосе Западного фронта наносили части20-йАрмии. Армия получила задачу прорвать оборону противника и развить наступление на Сычевку силами 8 Гвардейского стрелкового корпуса и конно-механизированной группы (группы развития прорыва), созданной 11 сентября 1942 года, в составе2-гоГвардейского кавалерийского и 6-готанкового корпусов, а также1-йМосковской мотострелковой бригады.

По заданию Военного Совета Фронта, примерно за месяц до наступления была проведена командно-штабная игра, на которой присутствовало командование частей и соединений армии и конно-механизированной группы. На занятиях еще раз было проверено, насколько слажено взаимодействие разных родов войск по этапам и дням. В процессе игры был выявлен ряд недоработок, которые на месте исправлялись.

Готовность армии к наступлению, согласно Директивы штаба Западного Фронта, намечалась на 12 октября 1942 года, однако, то ли из-за дождливой погоды, то ли из-за неготовности армии к наступательным операциям, срок наступления был отложен до особого распоряжения. Больше месяца проходила подготовка к прорыву. Войска проводили перегруппировку, подвозили боеприпасы, продовольствие и фураж. В течение октября и ноября в Армию вливались новые стрелковые, артиллерийские, танковые части. Все это не могло остаться незамеченным для противника. Кроме того, были случаи, когда перебежчики сообщали противнику о подготовке наступления. Зная об этом, немецкое командование укрепляло свои оборонительные позиции именно там, где намечался прорыв.

К началу ноябрьско-декабрьской операции перед фронтом 20 Армии противник оборонялся силами78-йпехотной и 5-йтанковой дивизий (всего около 18 000 человек). К 25 ноября 1942 года части и соединения 20 Армии были полностью укомплектованы людьми и вооружением согласно штатов. Удалось создать значительное превосходство над противником в численном составе (в 5,4 раза), активных штыках (в 6 раз) и технике. На фронте в 20 километров 20 Армия насчитывала 95557 бойцов и командиров. Начало операции было назначено на 7 утра 25 ноября 1942 года.

Атаки успеха не имели?

Утром 25 ноября резко ухудшилась погода. Еще до рассвета поднялся резкий юго-западный ветер. Начался сильный снегопад. В двадцати шагах терялась видимость. Горизонт исчез.

Начало наступления пришлось отложить на два часа, но больше медлить было нельзя. Артнаступление началось в 9:00 десятиминутным налетом по батареям противника, после чего в течение 20 минут огонь был перенесен на подавление огневых точек на переднем крае обороны. Одновременно артиллерия дальнего действия произвела десятиминутный огневой налет по батареям противника в глубине обороны. Затем вся артиллерия в течение пяти минут обрабатывала передний край. Далее, в течение 20 минут, подавлялись узлы сопротивления и цели в глубине обороны, после чего огонь был прекращен. Молчание продолжалось в течение 10 минут в целях обмана противника. Через 10 минут артиллерия вновь приступила к обработке переднего края и ближайшей глубины обороны противника, которая продолжалась 25 минут. С переходом пехоты в атаку всей массой артиллерии был произведен пятиминутный мощный огневой налет по переднему краю. По мере продвижения пехоты, огневой вал переносился на 200 метров по рубежам. В период атаки артиллерия сопровождала огнем наступающую пехоту и танки в готовности к отражению возможных контратак противника в полосе наступления дивизий. Ввиду плохой видимости разрывы отдельных снарядов не наблюдались, было невозможно корректировать огонь, и артиллерия вела огонь по площадям. Часть огневых точек противника остались не подавленными.

Немецкая пехота, покинувшая передний край на время артподготовки, с началом наступления вернулась в траншеи и оказала ожесточенное сопротивление нашей пехоте и танкам, применяя контратаки и цепляясь за каждый естественный рубеж, медленно отходя на вторую оборонительную полосу. Отход прикрывался группами автоматчиков, которые, действуя на широком фронте, сдерживали наступление наших частей. В отдельных опорных пунктах подразделения противника держались, даже будучи полуокружены. На третий (!) день наступления (28.11.1942 г.) отдельные группы всё еще продолжали удерживать некоторые точки первой линии обороны на высоком западном берегу реки Вазуза. Противник спешно усиливал второй оборонительный рубеж, подтягивал резервы (в том числе даже тыловые, саперные и строительный части — все доступные оперативные резервы).

Наступление продвигалось медленнее, чем планировалось. Чтобы «морально подтолкнуть» пехоту вперед, конно-механизированной группе было приказано в ночь на 26 ноября переправиться на западный берег реки Вазуза и сосредоточиться для ввода в прорыв и развития успеха наступающих стрелковых частей… В двух километрах от линии фронта, под массированным арт/минометным огнем противника, где вся территория была забита тылами передовых стрелковых дивизий, конно-механизированная группа окончательно застопорила дороги и переправы[1]. Вот как это описывалось в одном из документов:


«Получилось бестолковое сборище людей, лошадей, танков, машин и обозов. Авиация противника на низких высотах безнаказанно бомбила боевые порядки и тылы армии. На территории в 10 — 12 кв. км скопилось огромное количество боевых частей, обозов и транспортных машин сразу трех корпусов (6ТК, 2ГвКК, 8Гв. СК) и тылы трех дивизий20-йАрмии. Никакого руководства тыловыми частями не было. Весь тыловой район на западном берегу р. Вазуза был забит болтающимися людьми. В течение трех дней творилось такое безобразие в тылах20-йАрмии. И только 30.11, после указания представителей фронта Командующему20-йАрмии очистить данную территорию от лишних ненужных тылов и обозов, был наведен порядок и потери значительно уменьшились».

В первой половине 26 ноября, непосредственно после переправы, 6 Танковый корпус стремительной атакой овладел несколькими ключевыми населенными пунктами второй линии обороны противника и к 12.00 вышел на железную дорогу Ржев-Сычевка. Но вовремя не поддержанный стрелковыми частями, корпус понес тяжелые потери и насчитывал всего 40 боеготовых машин из 170 в начале наступления. После прохода корпуса, в панике бежавший противник вновь занял все ранее оставленные позиции.

К 27 ноября 2ГвКК лишь частично переправился на западный берег. Передовые его части (124КП) перешли в наступление и, невзирая на ожесточенное сопротивление, вклинились во вторую линию немецкой обороны, освободили несколько основных опорных пунктов и удерживали их, несмотря на контратаки численно превосходящего противника. Но во второй половине дня, не получив поддержки со стороны пехоты, понеся большие потери, по приказу командования полк оставил занимаемый рубеж, потеряв 356 человек убитыми.

Из радиоперехвата немецкой радиостанции: «На нас наступают с севера, востока и юга. Накапливаются танки, кавалерия, пехота. Обстановка очень угрожающая. Требую немедленного пополнения бронебойной артиллерией, взрывчаткой и противотанковыми минами. Шлите необходимые медикаменты для помощи раненым и медотряд — 4 врача. Считаю полезным отойти от железной дороги. Нам грозит опасность окружения».

Командующий войсками Западного фронта выразил свое недовольство медлительными действиями 2 гвардейского кавалерийского корпуса и потребовал во что бы то ни стало, обходя узлы сопротивления, в ночь на 28 ноября прорваться за железную дорогу и установить связь с 6-мтанковым корпусом.

В первой половине ночи 28 ноября два полка 2ГвКК по лощине между двумя опорными пунктами неприятеля сумели прорваться за ж/д. Однако оставшаяся часть корпуса (еще два полка и кав. дивизия) выдвинулась с опозданием и попала под сильный перекрестный огонь противника, понесла огромные потери и лишь частично к рассвету 28 ноября вышла на ж/д Сычевка-Ржев. Прорвавшиеся части соединились с остатками 6 ТК и заняли групповую оборону.

Ночью 30 ноября Командующий Войсками Западного Фронта приказал 6ТК с частью прорвавшегося 2ГвКК атаковать противника с запада, овладеть его опорными пунктами и удерживать их до подхода стрелковых частей.

Во второй половине дня 30 ноября 6ТК остатками танков нанес стремительный удар со стороны ж/д. Противник, не ожидавший появления наших танков в тылу, оставил занимаемые рубежи. 6ТК, израсходовав весь запас горючего, перешел к обороне, вкопав танки в землю. Наши стрелковые части вновь не поддержали наступление танков. Противник перешел в контратаку и, несмотря на отчаянное сопротивление, имея численное преимущество, уничтожил остатки 6ТК. В этом бою пал смертью храбрых командир 200ТБр Герой Советского Союза майор Винокуров.

Части 2ГвКК, находящиеся за линией ж/д (так называемая Группа тов. Курсакова, командира 20КД, объединившего командование прорвавшимися за ж/д войсками), после неудачных попыток содействовать наступлению, были вынуждены продвинуться глубже в немецкий тыл и перейти к партизанским действиям. Только 6 января 1943г. группа вышла к своим на участке 22 Армии Калининского фронта.

Наступление захлебнулось… Практически на всех участках фронта стрелковые части успеха не имели и наступление превратилось в активную оборону.

4 декабря в 9.30 началась артиллерийская подготовка. Артиллерия и минометные батареи «РС» в течение 30 минут вели огонь на подавление видимых точек противника. Над головой стоял беспрерывный рокот бомбардировщиков и штурмовиков. Погода летная и наша авиация господствовала в воздухе, производя волнами беспрерывные налеты на передний край и огневые позиции противника (кстати, это практически единственное упоминание о действиях нашей авиации за все время наступления — авт.).

В 10.00 части и соединения армии на всем фронте перешли в наступление, но будучи встречены сильным артиллерийским, минометным и ружейно-пулеметным огнем противника из оживших огневых точек, залегли. Противник на всем фронте 20 Армии оказал яростное сопротивление и не допустил прорыва наших войск на ж/д Сычевка-Ржев, активно применяя самоходную артиллерию, которая быстро выходила на открытые позиции и вела огонь с коротких остановок, расстреливая нашу пехоту и танки. Немцы продолжали подбрасывать подкрепление, стягивая со всех сторон свои резервы.

Следующее крупное наступление, целью которого ставилось перерезать ж/д Сычевка-Ржев и, наступая в северо-западном направлении, совместно с частями Калининского фронта окружить Ржевскую группировку противника, было намечено на 11 декабря 1942 года. К 11 декабря войска 20 армии насчитывали более 80000 человек, без учета остатков подвижной группы (всего вместе с запасными частями и тыловыми учреждениями 112411 человек). В состав армии вошли одна гвардейская и две обычных стрелковых дивизии, а также 5 Танковый корпус.

В 10 часов утра 11 декабря началась артподготовка, продолжавшаяся 50 минут. Одновременный огонь вели минометные батареи и вся армейская и дивизионная артиллерия.

Из дневника пленного немецкого офицера: «Утром началась невообразимая стрельба артиллерии, Сталинских «органов» и танков по нашим позициям. Мы подверглись такому огню, что, поистине, невозможно описать, найти подходящие слова. Казалось, что наступил конец мира. Мы сидели в своих окопах, надеясь, что прямое попадание не поразит нас всех. Этот ад продолжался целый час. Когда он кончился, я хотел вылезти, но пришлось снова укрыться, т. к. на нас двинулись танки. Я один насчитал из своего окопа до 40 тяжелых танков. Два из них направились на мой окоп, один сзади, другой спереди. Можно было сойти с ума. Мы думали, что уже погибли. Этот день я никогда не забуду. Наконец, атака отбита».

В 11 утра части 20 Армии перешли в наступление на всем фронте. В бой были введены свежие дивизии. В течение дня и ночи продолжался штурм переднего края. Противник оказывал упорное сопротивление на всех направлениях. Опорные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. Наши войска успеха не имели. Прорваться к ж/д Сычевка-Ржев так и не удалось. К 12 декабря от практически заново сформированного 6ТК осталось лишь 26 танков, от свежего 5ТК — 30 танков, потери пехоты не поддавались подсчету (на прибывшее пополнение не успевали составить списки, выдать смертные медальоны — прямо с марша части шли в бой).

15 декабря, после перегруппировки и ввода в бой новых соединений, войска 20 Армии вновь перешли в наступление по всему фронту. Противник продолжал оказывать ожесточенное огневое сопротивление, неоднократно переходил в контратаки при поддержке танков. Соединения 20 Армии вели тяжелые бои, оставаясь на прежних рубежах, и успеха не имели. Наступление продолжалось до 18 декабря…

В феврале-марте 1943 года немецкие войска оставили Ржевский выступ и в несколько этапов отошли на заранее подготовленную Вяземскую линию обороны.

Вместо эпилога

Операция «Марс» завершилась. Освободив территорию в 11 км по фронту и 6 км в глубину, так и не выполнив боевую задачу, 20 Армия потеряла более 14000 человек убитыми и 1500 человек пропавшими без вести.

После войны в каждой деревеньке, на каждом поле этой «Долины смерти» (так это место называли кавалеристы 2ГвКК, потерявшие более 1500 человек убитыми) стояли сотни обелисков над братскими могилами. Но в 1954 году в целях «укрупнения воинских захоронений» братские могилы фиктивно «укрупнили». Обелиски снесли за ненадобностью, запахали могильные холмы. На полях, пропитанных кровью наших соотечественников, усеянных их костями, пасут коров, сеют хлеб…

Всего одно официальное воинское кладбище осталось после тех боёв — Братское кладбище № 4 в деревне Аристово Сычевского района Смоленской области. По документам Военного комиссариата на нем похоронены останки 4146 погибших воинов.

А где же еще как минимум 10000 человек? Они лежат в воронках, блиндажах и траншеях — на последнем своем поле боя, у безымянной высоты или деревеньки, которой уже нет на карте. Всеми забытые, не похороненные…

Вечная память воинам, жизнь свою положившим на поле брани за нас и Отечество наше.

 

[1] Это «последствия» августовского наступления, когда из-за отрыва передовых частей от тылов и обозов отсутствовало нормальное снабжение наступающих войск боеприпасами и продовольствием. Приказом командующего предписывалось в дальнейшем не допускать подобных просчетов. В начале операции «Марс», когда в первый день планировалось продвинуться на 20 и более километров, все тыловые части и обозы передовых частей переправились на западный берег р. Вазуза, не дожидаясь расширения плацдарма.

А.П. Царьков

Руководитель Группы военной археологии «Искатель»

 

This entry was posted in Путевые заметки. Bookmark the permalink.

Leave a Reply