Технология апокалипсиса: судный день

56Согласно преданиям пророка Муххаммеда, в последние дни, когда мир погрузится во тьму всеобщего нечестия, когда истины ислама будут забыты, а люди больше возлюбят грех, в Сирийской пустыне состоится великая битва, в которой сразятся между собой армия римлян (христиан), которые соберутся здесь под «80-ю флагами», и армия мусульман, которой будут руководить последний имам Махди. В этой кровопролитной битве, которая будет длиться несколько дней, мусульмане одержат победу.

Технология апокалипсиса: Новый порядок.

Под неумолчный говор интеллектуалов, политиков и журналистов о «конце истории», глобальный печатный станок впечатал последние слова почившей эпохи одновременно в миллионы голов по обе стороны рухнувшего железного занавеса. Одновременно с тем, как в миллионы умов по всему миру входила идея о мессианской роли Соединенных Штатов Америки, несущих миру благую весть о новом прекрасном мире, она все более прочно утверждалась и в сознании американского истеблишмента.

Согласно хадисам (преданиям) пророка Муххаммеда, в последние дни, когда мир погрузится во тьму всеобщего нечестия, когда истины ислама будут забыты, а люди больше возлюбят грех, в Сирийской пустыне состоится великая битва, в которой сразятся между собой армия римлян (христиан), которые соберутся здесь под «80-ю флагами», и армия мусульман, которой будут руководить последний имам Махди. В этой кровопролитной битве, которая будет длиться несколько дней, мусульмане одержат победу.

Вскоре же после этой великой битвы придет Даджаль-антихрист. Он явится где-то между Сирией и Ираком (а, быть может, в Иерусалиме), и, собрав вокруг себя толпы одетых в черное иудеев, объявит себя богом. В кратчайшие сроки его власть признает весь мир, кроме двух священных городов – Мекки и Медины. С воцарением Даджаля мир погрузится в самые мрачные глубины зла и нечестия. Однако, в самую черную годину, на один из минаретов мечети в Дамаске опустится с неба пророк Иса-бен-Мариам (то есть, Иисус Сын Марии), чтобы призвать людей к покаянию. Неверные и грешники будут умирать от дыхания уст его. Последние же праведники, оставшиеся на земле, и имам Махди со своим войском присоединятся к нему.

Возможно, здесь же в Сирии (а, возможно, в Иерусалиме, у мечети Аль-Акса) состоится еще одна эсхатологическая битва, на которую пророк Иса и имам Махди поведут последних праведников-мусульман против нечестивых полчищ Даджаля. В этой битве пророк Иса убьет Даджаля ударом копья…

Рассказ о событиях последних дней можно было бы продолжить, но для наших целей достаточно пока и этого. Можно как угодно относится к этим пророчествам (весьма, надо сказать, странным, как с точки зрения христиан, так и с точки зрения иудеев), однако, одна маленькая деталь придает им значение. То, что мы сейчас рассказали, и есть суть идеологии салафитов группировки ИГИЛ, главный рупор пропаганды которого не случайно носит название «Дабик», по имени крошечного городка на севере Сирии, где и должна, по мнению мусульман, состояться решающая битва верных с «80-ю флагами» крестоносцев Европы.

А поскольку ИГИЛ всегда предавал огромное значение пропаганде своих взглядов, с первых же дней его существования исламский мир был оповещен о том, что «время близко». И огромная популярность, которую неожиданно быстро обрела эта странная религиозная организация связана, в большой степени, именно с этой ее бескомпромиссной эсхатологической верой.

Десятки тысяч мусульман, которые съежались со всего мира по призыву ИГИЛ в Сирию и Ирак, вел тот же священный пламень, который в 16 веке вел европейских пассионариев в Женеву Кальвина, а в начале 20-го века – в революционный Коминтерн.

Ты с имамом Махди, истиной и Пророком, или с разложившемся и погружающимся во мрак, миром, ожидающим Даджаля-антихриста? –обращались цифровые плакаты ИГИЛ к каждому из миллиарда мусульман планеты, и этот вопрос зажигал сердца правоверных мусульман по всему миру священным огнем веры.
И не стоит недооценивать священной силы подобных вопросов. Особенно принимая во внимание то, что весь современный Ислам (в том числе и в России), усилиями саудовских проповедников, насквозь пропитан ваххабистским духом. Современный мир может сколько угодно смеяться над фанатиками, верящими в «сказки о Даджале, имаме Махди и Пророке Исе», но если он осознает, какие деньги и влияние стоят за людьми, готовыми умирать за эти «сказки», смех, скорей всего, застрянет у него в горле. Что будет правильно и разумно. Ибо именно горючая смесь из эсхатологического фатализма с одной стороны и Больших Денег и политического влияния — с другой, во все века взрывала этот мир. (Вспомним еще раз взрыв европейской Реформации, за неполные сто лет стерший с лица земли Традиционную Христианскую Европу). И еще на полтора тысячелетия назад углубимся в историю вопроса.

Конец Истории вчера и сегодня.

В 6-7 в. Восточная Римская Империя достигла пика своего могущества. Императоры Юстиниан и Ираклий завоевали практически весь цивилизованный Запад и Восток. В 628 г. перед войсками Ираклия пал главный враг Византии — Персидская империя. Это было время торжества исторического финализма, когда греки верили, что власть Христианской Римской Империи распространилась (или вот-вот распространится) по всему миру. А, значит, — близко время Второго Пришествия (по слову Христа: «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец»).

Греки были убеждены, что Ромейское Царство будет существовать до конца времен, и лишь в последние дни будет омрачено явлением антихриста. Но эта темная и смутная година скоро будет прервана победным Вторым Пришествием. Причем, возможно, уже в царствование самого Ираклия, чьим победам придавали поистине мессианский, эсхатологический смысл.

Однако, этим прекраснодушным мечтам византийцам суждено было предаваться лишь 3-4 года. Неожиданно для всех, из Аравийской пустыни (которая до сих пор была просто черной дырой, никогда и ничего не рожавшей на свет) явилась неведомая сила, вдохновленная невероятно пассионарной идеей. Это были арабы-мусульмане. Стремительным вихрем они прошли по сирийской пустыне. Летом 634г. была взята Газа, в сентябре 635г. – Дамаск. Наконец, арабы вплотную подошли к Иерусалиму.

Не в силах смирится с потерей Сирии и святого города, Ираклий собрал армию, намного превосходящую арабскую, и в августе 636г. на реке Ярмук (в районе Голанских высот) состоялась решающая битва. Если бы византийцы победили в ней, «исламский вопрос» был бы для закрыт навсегда, и понятие «Ислам» едва ли покинуло бы Аравийский п-ов. Но случилось иначе. В битве, которая продолжалась шесть дней, византийцы были наголову разбиты. (Исламские пророчества о грядущей эсхатологической битве, несомненно, берут начало именно в этом событии).

Эта ужасная катастрофа навсегда положила конец могуществу Византии. Иерусалим пал в 637-м г. Египет был сдан коптами, массово переходящими на сторону врага, в 640 г. Таким образом, в течении буквально семи лет, все Восточные земли были потеряны христианами. Отстоять удалось лишь Константинополь. Натиск же мусульман на Западе, удалось остановить лишь много десятилетий спустя, на границе Испании с Францией в знаменитой битве при Пуатье (732г.) Христианский Запад, таким образом, был спасен.

К 10-му веку, войдя в силу, Запад окажется способен на великую экспансию Крестовых походов (в сущности, еще одну попытку построения всемирной Христианской Империи). Но и ей суждено будет захлебнуться во внутренних усобицах, алчности и несбыточных мечтах.

Когда же, в 1453 г., Константинополь падет под ударами турок, Христианский мир начнет стремительно распадаться. Через полвека грянет революция Лютера. Создав из энергии, освобожденной Лютером, мощную и хорошо организованную революционную силу, Кальвин объявит смертельную войну Империи и Католической Церкви… И, вскоре, на обломках традиционного Христианского мира начнет возникать  Новый мир: мир торжества капитала и «либерально-демократических ценностей». Пройдет еще три века перманентных революций и войн, и, в конце ХХ в., Новый мир будет праздновать свою полную и убедительную победу…

Конец эйфории наступит, однако, гораздо быстрее «Конца Истории». Вся несостоятельность атеистической теологии Фукуямы будет обнаружена 11 сентября 2001 года, вся торжественная эйфория – погребена под обломками башен-близнецов. За развалами модернистских идеологий станут все более ясно вырисовываться контуры настоящих акторов настоящего «Конца истории», тех, кто некогда и породил сам ее (истории) феномен: мировые авраамические религии. При этом, каждая из древних традиций предложит свою собственную версию «Конца»…

Христос, Антихрист и интерпретации.

Мессианизм трех авраамических религий был основан на обетовании Иеговы, данному некогда патриарху Аврааму: «произведу от тебя народ как звезды на небе и всю землю дам тебе… и благословятся в тебе все народы..».

Однако, трактовала это обетование каждая религия – по своему. С точки зрения Иудаизма, история должна завершится приходим еврейского царя-мессии, который должен дать всю полноту власти религиозным евреям. Сегодня эйфория ожидания мессии (машиаха) среди этой части населения мира достигла абсолютного пика.

В свою очередь, Христианская традиция относила обетование Авраама к «Новому Израилю», то есть христианам; ожидаемого же евреями машиаха почитала антихристом, указывая на известные слова Христа: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» и «отец ваш диавол». Что и понятно. Раз евреи отвергли истинного Мессию, то и обетование, данное им, перешло к тем, кто Его принял – всем народам мира, перешедшим из язычества в Христианство.

Несколько сложнее обстояло дело с Исламом. Пророк Муххаммед никогда, в сущности, не утверждал, что основывает новую религию. Он говорил, что приносит на землю то самое неизменное откровение, которое уже было предложено иудеям и христианам, но которое те испортили и исказили.

Существует даже традиция, считающая весь «исламский проект» плодом еврейского ума. Действительно, в то время по Аравии бродило немало проповедников, основать же свою религию удалось только Мухаммеду, с первых дней своего пребывания в Медине (где располагалась обширная и богатая иудейская община), окруженному многочисленным сонмом еврейских советников. Обошлось ли здесь дело без еврейского менеджмента, но именно в Медине горстка беглецов превратилась в мощное религиозно-политическое движение, влияние которого смогло распространится по всей Аравии.

Впрочем, если мощная иудейская диаспора Медины и правда поддержала Мухаммеда, желая направить его деятельность против христиан, преуспела она в этом лишь отчасти. Мухаммед, в начале своего поприща, вполне расположенный и к евреям и к христианам, рассорился к концу жизни и с теми и с другими. А основанный им Ислам обратился во вполне  самостоятельное религиозно-политическое движение, обладающее своеобразной духовностью и огромной пассионарностью. В чем можно было наглядно убедиться, наблюдая неслыханные по своей скорости и размаху завоевания последователей Пророка.

Тем не менее, иудейские и христианские корни движения оставили в Исламе глубочайший след. Фактически, вся исламская религия представляет собой  причудливую смесь иудейских и христианских идей и догматов. То же касается и исламской эсхатологии. Считая себя детьми Авраама (мусульмане ведут свой род от другого сына Авраама, Измаила), мусульмане верят, что обетование Аврааму относится к ним. Отсюда, и идея «всемирного халифата», которой вдохновлялись уже первые арабские завоеватели.

Но один из самых глубоких следов христианского влияния, это, конечно, образ пророка Исы-бен-Мариам, занимающего в Исламе исключительно важное (фактически, второе после Мухаммеда) место. Это связано, прежде всего, с той эсхатологической ролью, которая ему отводится. В раннем Исламе образы пророка Исы и последнего имама Махди часто сливались в один. Сегодня эти фигуры разводятся. (Еще более сложное представление о Махди в шиизме — более эзотерической версии Ислама). Однако, в любом случае, ясно, что в самый последний, решающий момент истории мусульмане и, оставшиеся верными, христиане окажутся на одной стороне, и вместе выйдут на битву против Даджаля-антихриста. (Эти воззрения даже салафитовИГИЛ заставляли довольно умеренно относится к христианам, которым «повезло» оказаться на территории, занятой Исламским Государством). Что же касается образа антихриста, то и для мусульман, и для традиционных христиан (православных и консервативных католиков), он по-прежнему ассоциируется с еврейским мессией.

А вот эсхатологическая логика Нового мира совершенно иная. Еще Лютер окрестил «антихристом» Римского Папу, в кальвинизме же образ антихриста оказался прочно закреплен за Римской империей и Католической церковью. Современные американцы, как носители пуританской духовности, находятся в парадигме все тех же логических построений. Вот только эсхатологический смысл реформаторов принимает у них сегодня вид «борьбы за священные идеалы демократии». (Впрочем, как видим, разбудить эсхатологические страхи и мессианские надежды, спящие за тонкой пленкой рациональности оказывается совсем не трудно).

Вот лишь несколько из глубоководных течений и «гад морских подводных ход» Сирийской войны. И самое любопытное, что, одев вызванных нами «древних демонов» в одежды современных политических теорий, мы обнаружим не так уж много нового. Мы увидим все те же дуальные противостояния, представленные конфликтом Нового мира с Традицией, и все тех же их вечных акторов: сил революционного хаоса (разумеется, управляемого) и национально-государственного порядка в разных своих ипостасях. Однако, на все это нам придется теперь взглянуть более пристально и внимательно.

ИГИЛ – Исламский Интернационал

Что, вообще, такое и откуда взялось так наз. Исламское Государство?

ИГИЛ исповедует салафизм – крайнюю версию ваххабизма, учения, возникшего в конце 18 века на территории современной Саудовской Аравии. По сути своей, — секты, отрицающей все исламское предание и призывающая вернутся к «чистоте» первоначального ислама. Эти основания учения ваххабизма весьма напоминают крайний пуританизм. Сходство это было давно замечено, а сам ваххабизм исследователи давно окрестили «исламским пуританизмом».

Салафиты (крайние ваххабиты) не просто отрицают предание мусульман, их святых, памятники и внешние проявления веры. Подобно же пуританам,  движение салафитов формируется в виде тайных революционных ячеек, складывающихся в единую сетевую структуру. И, подобно же пуританам, ставит задачу: взорвать традиционный (на сей раз исламский) мир изнутри.

Еще одна важная параллель: протестантская революция стала возможна в мире, взбудораженном эсхатологическими предчувствиями и пророчествами, связанными с наступлением миллениума («мессианской эры», восьмого тысячелетия от сотворения мира, который пришелся на 1493-й год). Весь христианский мир был взбудоражен ожиданиями скорого пришествия антихриста и конца света. Через четверть века грянула Реформация. И заработавший на полную мощь станок Гуттенберга начал разносить воззвания Лютера по всей христианской ойкумене словно на крыльях ветра, сея зерна (новых странных и искусительных идей в возбужденные страхами и надеждами умы…

Так же точно распространению идей «халифата» и «последней битвы добра и зла» способствовала  интенсивная, поставленная на высочайший технический уровень, пропаганда ИГИЛ. (Эксперты всегда отмечали точнейшую, с учетом всех законов жанра и психологии, выверенность статей журнала «Дабик» и столь же безупречное качество видеороликов ИГИЛ).

Одним словом, те, кто сравнивает сегодня салафитовИГ с христианскими реформаторами 17-го века (или даже с большевистскими агитаторами и боевиками 17 года) — совершенно правы.

Идем дальше. Чем салафитская идеология Исламского Государства отличается от ваххабитской идеологии Аль-Каеды? Довольно многим. Разница примерно та же, что между лютеранством и кальвинизмом. И те Аль-Каеда и ИГ отрицают исторический Ислам, «предание» и «традиции». Но если Аль-Каеда подобна некоему стихийному вихрю джихада, поднявшемуся с целью обратить к «истинной вере» всех «уснувших» и погрязших в своих обрядах мусульман, то ИГИЛ строит поистине «новую церковь». Абу-Бакр, вождь ИГИЛ, учредил новый «всемирный халифат», объявив себя 26-м истинным халифом, а всем нежелающим признать его в этой роли и присоединится к нему объявил «такфир» (т.е. отлучение). «Такфир» был объявлен даже лидеру иракской Аль-Каеды Айману аз-Завахири.

Это почти ровно то же, что делал в свое время в Женеве Кальвин, объявляя  свою «Доктрину предопределения», отсекающую «проклятых» (исламисты бы сказали – «неверных») от «предвечно избранных». Целью Кальвина было расколоть Христианский мир и разрушить традиционное Христианство, создав на его обломках «новую церковь». Те же цели преследует и Абу-Бакр. Только – на почве Ислама.

И, наконец, последняя (и возможно самая знаковая) параллель. Подобно пуританам, образовавшим некогда свой территориальный анклав в Новой Англии, ставшим зачатком американской государственности, салафитыИГИЛ попытались создать свою территорию, свой всемирный халифат…

Халифат – мечта мусульман, во многом — совершенно искренняя и справедливая. Белое владычество, особенно, последние два века экспансии европейцев на территории бывшей Османской империи, оставили страшный след в исламском мире. Английские, французские колонии, нарезанные как попало территории исконно проживающих здесь племен, искусно возбуждаемая англичанами племенная вражда, попирание святынь… Наконец, вновь приведенные европейцами на Ближний Восток евреи, вечные недруги арабов, и основание воинственного и вооруженного по последнему слову техники государства Израиль… Все это разорвало в клочья исламский мир. И все это не могло не зажечь огнем отмщения сердца суровых воинов Аллаха…

При этом салафиты ИГИЛ не только занимались террором и убийствами. Они строили школы, больницы, осуществляли поддержку неимущих, другими социальными программами, обеспечивали людей работой. То есть, занимались государственным строительством. (Все это широко и повсеместно освещая в своих пропагандистских роликах)

Не удивительно, что Исламское Государство было воспринято весьма многими в исламском мире как возвращение к золотым дням Ислама. К тем золотым векам двадцати пяти первых халифов, при которых Исламская империя была главной военной силой на земле.

Европейское владычество на священных землях Ислама — жуткая несправедливость, которой необходимо положить конец. Арабский мир должен принадлежать арабам. Пора вернуть эту землю себе – так говорят салафитыИГИЛ, получая в ответ широкий отклик миллионов мусульман по всему миру.

(Исламское Государство не только восстанавливает геополитическую справедливость, но и (подобно большевикам ХХ века), обращается ко всем нищим и обездоленным с воззванием о социальной справедливости – настоящий Исламский Интернационал)

И даже если проект ИГИЛ провалился сегодня, эту поднятую в сердцах миллионов мусульман надежду так просто уже не задушишь-не убьешь… Не приходится сомневаться: так или иначе, в том или ином виде, но ИГИЛ обязательно возродится.

Кто финансирует ИГИЛ?

Отдельный и важнейший вопрос – на какой финансовый фундамент опиралось ИГИЛ в пору своего расцвета? Деньги давала земля, нефть, пожертвования, налоги, труд мирного населения, оказавшегося под властью халифата. (ИГИЛ — квази-государство, которое во многом само себя обеспечивало).

Но всего этого мало. Революции, подобные революции ISIS не обходятся без громадных финансовых вливаний. Деятельность Коминтерна в Европе финансировал СССР. Много известно известно о финансировании партии Ленина банковскими домами Шиффа и Кун-Леб Ко. О финансировании Маркса домом Ротшильда писал Бакунин. Кальвин строил разветвленную сеть своих революционных структур по всей Европе, опираясь не только на фрондирующую аристократическую элиту, но и на финансовый капитал, жаждущий большей эмансипации от королевской и церковной власти.

«Исламское Государство» возникло из руин и хаоса, в которые обратила Ирак американская военная операция. 29-й халиф Абу Бакр аль-Багдади (или просто Ибрахим Али аль-Бадри), создатель и бессменный вождь Исламского Государства, пять лет провел в американских тюрьмах в Ираке. Будучи полевым командиром одной из иракских ячеек Аль-Каеды, в 2004 г. он был арестован американцами, вплоть до 2009-го содержался в лагере Букка в Ираке, летом 2009 г. был переправлен в небольшой лагерь под Багдадом, откуда быстро и неожиданно вышел на свободу.Основу боевой организации аль-Багдади составили бывшие бойцы и офицеры армии Саддама Хуссейна, вытесненные из правового поля страны режимом оккупированного Ирака.

Что может означать выпуск на свободу боевого полевого командира террористической группы? Вероятно, только одно: Аль-Бадри был завербован американскими спецслужбами. Похоже, американцы намеревались использовать одного из лидеров Аль-Каеды для ее раскола.

Подобным же образом израильские спецслужбы, опираясь на подконтрольных им братьев-мусульман, создавали некогда ХАМАС для раскола ООП Ясира Арафата. И, подобным же образом, щедро финансируемый американцами, Аль-Бадри обрел вскоре гораздо большую независимость, нежели было ему положено.

Вспомним, что и сам ваххабизм был вызван к жизни не без деятельного участия английских спецслужб, с вполне конкретной целью: для борьбы с Османской империей. Позднее, хотя и обретя известную самостоятельность, ваххабистские формирования были использованы для таких важных миссий, как создание сил Аль-Каеды в Афганистане, и борьбой с Ближневосточными режимами, поддерживающими идеологию партии БААС.

И вот еще один важный вопрос: почему именно эта партия вызвала такое волнение демократической Америки, что ради ее уничтожения, США оказались готовы забраться в самую глубокую щель преисподней, вытащив из нее и профинансировав самых древних и мрачных демонов ада?

БААС пан-арабского социализма

Партия БААС (араб. Возрождение, Воскрешение) исповедует идею пан-арабского единства, объединения всего арабского мира на основе национальной идентичности, социалистической экономики и неприятия международной финансовой системы. Партия БААС создавалась после ВМВ под большим влиянием правонациональных и социалистических идей, весьма популярных как в Европе, так и в арабском мире. Вожди БААС высоко ценили Ислам, но предлагали разделить религию и политику (политика — отдельно, религия – отдельно). А, вместе с этим, и забыть вечные распри между шиитами, суннитами и прочими версиями Ислама. Ключевой фигурой БААС был президент Египта Абдель Насер – авторитетнейший лидер арабского мира, которому почти удалось осуществить пан-арабскую мечту в создании Объединенной Арабской Республики (ОАР), просуществовавшей с 1958 по 1971 гг. Одной из принципиальнейших позиций программы БААС была национализация крупных корпораций и банков. Понятно, почему эта партия стала страшным сном для международного финансового капитала. Над странами, к власти в которых пришли лидеры БААС, оказалось невозможным внешнее управление (осуществляющееся, прежде всего, именно через международные корпорации и банки). Сама же пан-арабская идеология БААС грозила, рано или поздно, вывести из-под контроля мировой финансовой системы весь арабский мир. Допустить такое, разумеется, было никак нельзя. Вот почему именно на вождей БААС обрушился удар американского молота демократии, как только главный  защитник арабского мира, СССР, вышел из игры.

Первым был атакован Ирак и его лидер Саддам Хуссейн (а ведь арабы не случайно называют Багдад ключом мира всей арабской ойкумены. Пока в Багдаде «все спокойно» – спокойно и во всем арабском мире). С вторжением американской армии, «ключ мира» в Багдаде был переломлен. Так была создана почва для явления ИГИЛ, костяк которого составили кадровые военные «развоплотившейся» армии Хусейна.

В 2011-м арабский мир был зажжен взрывами цветных революций т.н. «арабской весны». Один за другим были снесены режимы Египта, Йемена и Туниса (светские правительства которых еще помнили пан-арабские социалистические идеи БААС). Наконец, в управляемом хаосе «ливийской революции» был уничтожен, самый сильный из оставшихся в живых лидеров ближневосточного мира, Муаммар Каддафи с его проектом возрождения Северной Африки на основе введения золотого динара.

Оставалось добить семью Асадов, последний из осколков БААС. Для этого «братьями-мусульманами» (еще одной исламистской силой, подконтрольной США и Израилю) на волне «арабской весны» была инициирована гражданская война в Сирии. Братья-мусульмане – это что-то вроде христианских демократов (разумеется, «мусульманских демократов») или умеренных социал-демократов, декларирующих парламентские методы борьбы «за исламскую идентичность». При том, что цели их те же, что и у салафитов — построение халифата. Ненасильственные же методы «братьев» довольно сомнительны. Во всяком случае, участие в Афганских событиях и создание палестинского ХАМАСа (под чутким патронажем израильских спецслужб) – факты, говорящие сами за себя. Методы братьев-мусульман в Сирии также не назовешь особо церемониальными.

Понятно, почему для борьбы с БААС американцы используют радикальных исламистов. Другой идеи, которую можно было бы противопоставить идеям социализма и пан-арабского единства, в арабском мире просто нет. И вот, так спец-службами была создана ваххабитская Аль-Каеда, так же, против никак не умирающей идеи все-арабского социализма, был создан салафитскийИГИЛ. К началу 2014г. ИГИЛ, уже практически полностью вытеснивший из Ирака Аль-Каеду, вступил в охваченную гражданской войной Сирию…

Судный День в приближениях и фрагментах

Понятно, что ИГИЛ ненавидит Асада (который является не просто шиитом, но алавитом, то есть, с точки зрения салафитов — запредельным еретиком и богоотступником). Но, столь же бескомпромиссно, ИГИЛ ненавидит и Турцию, и Саудовскую Аравию.

Общественное мнение в России (очень туманно представляющее себе суть Ближневосточных дел), долго убеждали, что именно Саудовская Аравия финансирует ИГИЛ. Однако, Сауды – ваххабитская монархия, чьим естественным агентом является Аль-Каеда, прямой конкурент ИГИЛ. Для самого же Исламского Государства саудовские шейхи являются главными  предателями идеи халифата (признавшими де-факто государственные границы западных стран и легитимность существования Запада, что для настоящих носителей идеи халифата совершенно неприемлемо. Ведь Халифат – не будем забывать – явление всемирное).

Еще большую ненависть ИГ питает к Турции. Во времена бытования Османской империи, Турция также пыталась создать халифат. Но, во-первых, это была нелегитимная империя (будучи османами, турки не были потомками Муххамеда и «праведных праотцев»; халифом же, по воззрениям салафитов, может быть только подлинный «курайшит»). Во-вторых, во времена младотурецкой революции Ататюрка, турки предали исламскую идею. Не говоря уже об их окончательном сегодняшнем обмирщении, стремлении в Европу итд. Потому, с точки зрения ИГ, эти дважды (нет, трижды) предатели и ренегаты не заслуживают ничего, кроме лютой смерти. Поэтому, следующим пунктом экспансии Исламского Государства, после завоевания Сирии, должна была стать именно Турция. (Однако, этот поход, по мысли идеологов ДАИШ, должен состояться уже после решающей битвы у городка Дабик, перед самым приходом Даджаля-антихриста).

Однако, чего же хотят те, кто стоит за ИГИЛ? Чего хотят по-настоящему Большие Деньги?

Понятна главная тактическая задача США: Уничтожить Асада, посеять в Сирии хаос, который можно будет конвертировать в следующий шаг своего наступления в Азии, занявшись уже непосредственно Ираном. Турция, всерьез увлеченная идеей возрождения Османской империи, надеется занять сирийские территории. (В глубине души турки убеждены, что их южная граница должна проходить где-то между Мосулом в Ираке и Хомсом в Сирии.

Когда же совместными усилиями США, Израиля и Турции будет взорван Иран, будет снят последний фактор, удерживающий стабильность на Ближнем Востоке. Тогда уже окажется возможным дестабилизировать огромные пространства Центральной Азии: зажечь среднеазиатские республики на границе с Россией, и вплотную приблизится к Китаю…

…И вот, помножив желание умирать за идею одних на истовую двух-тысячелетнюю веру других, и возведя все это в поистине необъятную степень наличного капитала, мы получаем на выходе искомый результат «термоядерного геополитического взрыва», когда чаемая «Последняя битва» встает перед миром уже вполне оформившейся реальностью.

Кстати, у иудеев также есть предание о том, что в последние дни состоится решающая битва «Гога и Магога», в которой христианский и мусульманский миры будут воевать друг с другом «за священный Ершалаим». После этой войны на земле едва ли останется в живых треть населения. Именно тогда и явится долгожданный мессия-машиах, благодетельную власть которого с благодарностью признает весь мир.

Но можно увидеть будущее и по другому. В нем, бросая в эсхатологический пожар Ближневосточного кризиса все золото и армии мира, сам Даджаль-антихрист врывается в нашу реальность на апокалиптическом салафитском вихре, оседлав дракона по имени ISIS

* ИГИЛ – организация запрещена на территории РФ.

Источник

This entry was posted in современный мир. Bookmark the permalink.

Leave a Reply