Новая мировая война, если кто не понял, набирает силу

1402296615
В современной войне, чтобы победить или просто выжить, необходимо обладать не только ядерным оружием, но и передовыми когнитивными технологиями, считает Владимир Лепехин.

Владимир Лепехин, член Зиновьевского клуба МИА “Россия сегодня”

Cирийская кампания показала, что у России имеются первоклассные вооружения, передовые космические силы, уникальные системы ПВО, а главное — способность воевать с любым врагом. Как результат, сумма заказов российских вооружений за год выросла более чем вдвое — с 26 млрд долларов до 56 млрд.

Однако с кем российская армия воевала и воюет в Сирии? С основным ли противником? И не прозевала ли Россия, увлекшись боями на геополитическом фронте, формирование новых очагов войны непосредственно у своих границ?

Ответы на эти вполне конкретные вопросы кроются, как я полагаю, в ответах на вопросы более общего характера: каковы цели современной войны и её основные методы?

Особенности современной мировой войны

В то время как российские военные сдерживают террористов на дальних подступах, главный и глобальный противник шаг за шагом укрепляет свои позиции у границ и внутри России.

1399362067

Зиновьевский клуб: “Запад и войны”

В рамках состоявшегося в минувший понедельник заседания Зиновьевского клуба МИА “Россия сегодня” на тему “Запад и войны” я высказал несколько суждений относительно того, кто сегодня главный противник России и каковы его цели.
Новая мировая война (про которую одни говорят, что она вот-вот начнется, а другие — что Россию не удастся в неё втянуть) на самом деле давно идет. И Россия, как главный объект этой войны, каждый день несет очевидные потери — физические, экономические, социокультурные, репутационные и иные.

Второе. Субъекты новой мировой (глобальной) войны — уже не государства, как это было в середине прошлого века, а владельцы и бенефициары так называемого глобального рынка.

Во всяком случае, не радикальные исламисты или конкретные страны придвинули свои военные базы вплотную к российским границам, организовали госпереворот на Украине, объявили России экономические санкции, осуществляют против неё дезинформационные атаки, уничтожают русских в Донбассе и стравливают между собой ближайших соседей России.

Логика развития глобального рынка и интересы мировых бизнес-элит — вот, что определяет сегодня стратегические цели силовых и информационных операций по всему миру.

Большинство стран условного Запада к настоящему времени выстроено в определенную иерархию, в которой каждый уровень обладает своим функционалом.

Мировые бизнес-элиты задают рамки глобализации, утверждают стратегические цели и определяют меру и направления силовых действий. А страны вроде Турции, Украины, Катара, Польши и Саудовской Аравии — передовые полки западного сверхобщества, призванные осуществлять атаки в требуемых направлениях и объемах.

Наконец, есть еще и те, кто призван умереть на поле боя физически или морально в интересах глобального заказчика. Это наемники ЧВК, террористы, а также нанимаемые под конкретные задачи военного характера журналисты и политики.

Рузвельт, Гитлер, Сталин и Мао Цзэдун, похоже, оказались последними политиками глобального уровня, которые руководствовались в борьбе за мировое доминирование не только интересами правящих группировок, но также собственными представлениями о том, что можно и должно. Нынешняя глобальная война носит трансперсональный, надгосударственный и наднациональный характер.

Цели и сверхзадачи современной войны

Успех России в Сирии объясняется тем, что на этом театре военных действий противник более или менее понятен — радикальные исламисты. Но понимают ли российские элиты, кто и зачем провоцирует кровавые столкновения между народами бывшего СССР — в Грузии, на Украине, в Молдове, в Закавказье и Центральной Азии?

Цель развязанной Западом новой мировой войны понятна — обеспечение глобального доминирования. Понятна и иерархия сверхзадач мировой олигархии.

Первая. Сокрушить силы сопротивления и установить управляемый из единого центра власти мировой порядок. Россия, как видим, оказалась на пути нового гегемона, а значит, её нужно уничтожить. Рано или поздно и любым возможным способом.

1348767763

Лавров: вера США в свою исключительность мешает борьбе с терроризмом

Вторая. Ранжировать население планеты, разделив их на “исключительные” нации и все остальные, завершив тем самым формирование нового мирового порядка.
Словом, новая мировая война — это уже борьба не за территории, но за рычаги управления сознанием масс и элит.

Первый этап этой войны (на котором мы собственно сейчас и находимся) — это война на перепрограммирование большей части мира. Отсюда — её особенности. Так, на данном этапе некоторых врагов необязательно убивать физически.

Задача состоит в том, чтобы противник или разоружился — сам и добровольно, или же на его территории началась гражданская война. Что, как мы видим, произошло на Украине и должно произойти — по замыслу западных стратегов — в России.

Информационное пространство — основное поле борьбы

История показывает: Россию невозможно сломить силой, но легко обмануть. А обманув — получить желаемое, когда российское руководство само отдает геополитическому противнику некогда завоеванные территории и снимает с боевого дежурства ракеты стратегического назначения.

Сегодня — как раз такой момент, когда отказавшись от советской геополитической доктрины, российский правящий класс сначала принял на вооружение проамериканскую модель внешней политики с позаимствованным у США названием “Мягкая сила”, а сегодня все больше осознает её ущербность.

С моей точки зрения, основой эффективной внешнеполитической стратегии России должно стать понимание специфики современной войны: её транснациональный и гибридный характер, её цели и смыслы.

Так, гибридная война предполагает не просто использование целого набора нелетальных средств борьбы с противником. Она выдвигает на первый план борьбу за сознание масс и элит.

В этом смысле контроль за киберпространством сродни монополии на ядерное оружие. Современные социальные сети и крупнейшие мировые IT-компании соотносимы по степени своей разрушительности с атомными бомбами. При том, что уничтожение противника происходит “мягко” и незаметно.

1058495809

Консультации России и США по кибербезопасности пройдут в апреле

Может ли Россия противостоять агрессии со стороны геополитического противника, не имея возможности контролировать киберпространство даже на своей территории?

При отсутствии стратегии этого противостояния (как сегодня) очевидно не может. Возникает вопрос: что делать в такой ситуации?

Начинать нужно с утверждения пронациональной идеологии, которая не может быть абстрактно-патриотической. Каждый элемент современного российского бытия должен быть пропущен через систему новых патриотических координат: российское кино, телевидение, литература, школьные учебники, СМИ, экономика, социальная политика и т.п.

Современная война — это прежде всего когнитивная (попросту говоря, интеллектуально-информационная) война, в которой, прежде чем победить противника, нужно его “переумнить”.

Источник

This entry was posted in современный мир. Bookmark the permalink.

Leave a Reply