Жестокая расплата за невыполненную работу

1
Не так давно митрополит Антоний (Паканич), Управляющий делами УПЦ, дал интервью порталу «Православная жизнь» о проблемах взаимоотношений Церкви и украинского общества. Отвечая на вопрос: «Что упущено, какие недочеты, что не удалось?», владыка, помимо прочего, сказал: «Что при этом упущено? Наверное, время. Мы должны со скорбью признать, что не всегда использовали на полную мощность те возможности проповеди Евангелия, которые нам были предоставлены временем».

Ответ правильный и честный. Да, действительно, Господь подарил Церкви в Украине двадцать пять лет свободы и независимости; годы, когда необходимо было сделать ту работу, которую вместо Церкви никто не сделает. Работа выполнена не была. Конечно же, проповедь Евангелия стоит на первом месте в списке нереализованных, или недостаточно реализованных задач. Проблемы внутренней миссии в Украине – это тема отдельного разговора, но здесь хотелось бы сказать несколько слов о другой, не менее важной задаче, которая мало того что не была выполнена – о ней почти никто и не подумал. Речь идет о духовно-культурном анализе феномена украинства.

За двадцать пять лет относительной свободы слова в Украине (эта эпоха уже окончилась) никому из духовенства и церковных журналистов не пришло в голову рассмотреть как украинскую идею, так и украинскую культуру вообще с точки зрения православной духовности. Писали о чипах, ИНН, штрих-кодах, о политике – но оказалось, что антихрист вынырнул с совсем другой стороны. И в эту сторону никто и не повернул головы.

Начнем с частностей. К примеру, не было никаких попыток развенчивания культа Тараса Шевченко. Творчество Кобзаря не было подвергнуто трезвому христианскому анализу, не произошло отделения плевел от пшеницы в его стихах. Никто не сказал «аминь» в ответ на его переложение псалмов, и никто не произнес «анафема» в адрес его человеконенавистнических произведений. Двадцать пять лет украинские дети учили наизусть «Заповіт», и никто не задумывался над призывом стихотворения к пролитию братской крови. Каким-то образом для миллионов украинских верующих проходило незамеченным высказывание автора, что пока «ревучий» Днепр не отнесет в синее море вражескую кровь, автор Бога знать не хочет. Надо сказать, Богу вообще досталось от Тараса Григорьевича. Заняло бы немало времени выбирать из стихотворений украинского идола все его богохульства, косвенные или явные. Да только поздно сегодня это делать. Ружье, висевшее на стене украинской хаты полторы сотни лет, уже выстрелило. И сейчас уже время не культурного анализа, но горьких слез и покаяния.

Или, например, далеко не последний божок в украинском пантеоне – Леся Украинка. Почему-то не прозвучал веский церковный голос о том, что к творениям украинской поэтессы нужно относиться осторожно, ибо по мировоззрению своему она язычница, ненавидящая Церковь и христианство. Достаточно почитать «Лесную песню» и «В катакомбах», чтоб убедиться в этом. То же необходимо было писать и говорить об Иване Франко, заклятом враге христианства, принципиально не крестившем своих детей. При этом он не стеснялся использовать библейские сюжеты для выражения антихристианских, революционных идей. Например, в поэме «Моисей» Франко осмысляет выход евреев из Египта как прообраз движения украинского народа к «незалежности». Неплохая экзегеза, согласитесь. Так все ли творчество Франка полезно для христианина? Вряд ли. «Ой ти, дівчино, з горіха зерня» – прекрасно! Но его, скажем, «Біблійне оповіданнє про Сотвореннє світа в світлі науки» – антихристианская литература. Надо это понимать и отделять одно от другого.

Нужно было направить острие критики и на культ казачества, возведенный в светлый героический идеал, на деле никогда не существовавший; указать хотя бы на труды академика Дмитрия Яворницкого, который, будучи украинским националистом, всю жизнь занимавшимся казацкой темой, тем не менее определял запорожских казаков как силу более разрушительную, нежели созидательную. О «благочестии» казаков – у того же Яворницкого во всех красках. Кстати, перечитать его труды и сейчас не поздно, ибо мифотворчество на казацкой почве продолжается. В последнее время создается впечатление, что каждый второй казак Псалтирь наизусть знал и закончил свою жизнь на Афоне.

Подобная работа по отделению полыни от меда должна была быть проведена в отношении как всех деятелей украинской культуры, так и со всей украинской культурой вообще. Да, там есть горячая любовь к своей земле, самобытная лирика, талантливо сделанный срез народной жизни. Но, простите – надо было отделить красоту малорусского эпоса от злой русофобии и братоненавидения, назвать все вещи своими именами и предупредить о бомбе замедленного действия, скрытой под вышиванками, шароварами и оселедцами. Почему-то этим занимался Олесь Бузина, и подобные ему светские журналисты – но не занималась Церковь. И это великая ошибка, за которую мы все тяжко поплатились. Бомба взорвалась, и взрывная волна набирает силу.

Чем же были заняты мы? Была хлопоты храмоздательства, устроение монастырей и учебных заведений, забота о реставрации древних святынь, ручкование с сильными мира сего, застолья со спонсорами, бесконечные годовщины и юбилеи, тусовки, чтения, конференции. Покойный Блаженнейший собирал коллекцию Шевченковских произведений, публично заявлял о своей любви к Кобзарю и к той же Лесе Украинке. При этом тучи вокруг сгущались, но никто ничего не замечал.

Правда, слышался одинокий голос, звучащий все громче по мере приближения опасности – проповедь протоиерея Андрея Ткачева, прямо и открыто говорившего о том, что может произойти. Помню службы 2012 года, когда мы, прихожане, выходя из храма, с недоумением спрашивали друг друга: что это такое батюшка рассказывает? Неужели такое возможно? А он говорил и говорил: про кровь, которая прольется на украинских улицах, про грядущие гонения на Церковь, про возможную войну, про то, что мир и благоденствие могут быстро закончиться; убеждал, чтоб не роптали на жизнь и не ругали власти, а молились и готовились к испытаниям. И на тему национализма говорил, и о новом витке революций тоже. Никто не понимал, и все удивлялись: о чем это он?

Тьма приближалась, но Церковь молча махала кадилом. И вскоре стало ясным, что за двадцать пять лет свободной жизни УПЦ не приобрела никакого влияния на жизнь общества. Почему-то получилось так, что в кратчайшие сроки тысячи людей, считающие себя христианами, пропитались ненавистью к ближним и идеологией нацизма. И когда Церковь начала говорить о мире, ее уже никто не слушал. Об том стоит крепко задуматься. Значит, молитва и храмоздательство – еще не все. Оказывается, для того, чтобы люди имели подлинно христианское мировоззрение, нужно долго и кропотливо над этим работать, объясняя многие вещи. Но работа, повторимся, сделана не была.

А теперь как духовенство, так и подневольных мирян сгоняют на панихиды по тому же Тарасу Григорьевичу, дети в школе пишут письма «героям АТО», и время говорить в Украине уже закончилось. «Одинокий голос» изгнан и неофициально объявлен врагом народа. Бузина убит. Остальные, могущие говорить, говорят из подполья или из-за границы. Но они уже говорят и пишут не для Украины – она не слышит. Все пишется и говорится для России, чтобы в ней не произошло чего горшего. А в Украине – час наказания и испытания, скорбей и слез. И покаяния за бездарно потраченное время.

«Скорбим ли мы, [скорбим] для вашего утешения и спасения» (2Кор.1,6) – писал апостол Павел коринфянам. Возможно, промысел Божий вкладывает эти слова в уста Украины и адресует их России. «Надежда наша о вас тверда» (2Кор.1,7) – говорит Павел в следующем стихе. И это туда же отнесем. Только не стоит повторять чужих ошибок. И уж конечно, необходимо делать вовремя то, чего не сделать попросту нельзя.

Вирус украинства, созданный в западных лабораториях 19го века, был запечатан в кувшин под названием «украинская культура», и выскочил из пыльного сосуда в наши дни. Он не встретил никакого идеологического сопротивления, и одержал легкую победу голыми руками. Мы в это время то ли праздновали очередной юбилей, то ли обсуждали очередной гигантоманский проект (в роде никак не могущего достроиться кафедрального собора). И мы профукали Украину, потому что совсем не влияли на жизнь государства. И мы сами поставили себя так, что нас теперь будут бить в хвост и гриву. Только это вряд ли будет мученичеством. Это всего лишь расплата за невыполненную работу в области православного образования. Той работы, которая ждет своего исполнения в соседней православной стране.

Сергей Комаров

This entry was posted in современный мир. Bookmark the permalink.

Leave a Reply