Великий народный подвиг двести лет назад

Два века отделяют нас от событий тех лет. Отделяют от того времени, когда у нас была общая история, общие друзья и враги, общие цели и дела, общее государство, вера и народ. Сейчас осталась только вера одна на всех и история.

Карта театра военных действий 1812 года

Карта театра военных действий 1812 года

 

Численность армии Наполеона Бонапарта составляла 570 тысяч человек, из которых собственно французов было только около половины. Вторая половина армии состояла из частей сформированных в Баварии, Саксонии, Вестфалии, Пруссии, Швейцарии, Австрии, Испании, Португалии, Далмации (Хорватии), в королевствах Италии, Неаполя, Вюртемберга и герцогствах Варшавского, Бадена, Берга и Гессена.


Эта гигантская армия фактически состоявшая из солдат всех европейских стран, переправившись через реку Неман вошла в Россию на широком фронте от Риги до Луцка. Основные события и продвижение происходили на узком участке фронта вдоль линии Минск – Смоленск – Москва.



В августе 1812 года, армия Наполеона двигалась вперед, захватив после двухдневного боя Смоленск. Потери с обеих сторон составили более 10 тысяч человек.

Первые дни сентября прошли в так называемых арьергардных боях между Смоленском и Гжатском, когда выделенные части русской армии каждодневно прикрывали ее отход.


Справка: арьергард – войска прикрытия, выделяемые от воинских частей при их отходе (отступлении).

Переход от Смоленска до Гжатска французские мемуаристы вспоминают как один из наиболее утомительных. В то время стояла жаркая и ветреная погода, горячую пыль, поднимаемую порывами ветра, французы называют пыткой: у многих из-за нее началось воспаление глаз. Так, по свидетельству Брандта, чтобы уберечься от нее солдаты сооружали себе подобие очков, оборачивали головы платком, увивали ее листьями – «таким образом, армия в эту пору имела иногда довольно странный вид».


Но французам во что бы то ни стало надо было догнать русский арьергард, потому они двигались вперед, не останавливаясь даже для пополнения запасов воды, тем более что «вода в большинстве случаев была очень плоха, а порой ее и вовсе не было».

Удручающе действовал на армию и тот факт, что населенные пункты на ее пути по большей части были сожжены, что лишало надежды на поживу и приют. Так французы прошли через пылающие Дорогобуж, Вязьму и Гжатск, где их настигли дожди, сделавшие дороги непроходимыми для артиллерии и тем самым заставившие армию задержаться. При этом французские войска таяли также и от дезертирства.

Во время перехода от Смоленска до Гжатска русские часто давали бои, так, Мишель Комб (легкая кавалерия авангарда) вспоминает, что «русская армия не отступала так, как до взятия Смоленска, а защищала каждую пядь земли, причиняя нам большой урон артиллерийским огнем всякий раз, когда ее артиллерия находила удобную позицию». Н.Н. Муравьев, чей брат Александр состоял при арьергарде Коновницына, с его слов пишет, что арьергард имел «несколько жарких дел с неприятелем, ибо ему велено было как можно долее держаться, дабы дать главным силам время устроиться». При этом русские отступали в таком порядке, что маршал Даву, как передает граф Сегюр, говорил: «Должно сказать, что отступление русских совершается в удивительном порядке. Одна местность, а не Мюрат определяет их отступление. Их позиции избираются так хорошо, так кстати, и каждая из них защищается соответственно их силе и времени, которые генерал их желает выиграть, что, по справедливости, движение их, кажется, идет сообразно с планом, давно принятым и искусно начертанным».


Бой под Гжатском: «держаться, а может быть, и умереть»

В семь часов утра французы атаковали арьергард генерала Коновницына. Бой продолжался весь день, Мюрат провел успешную атаку правого фланга русских, и арьергарду пришлось продолжить отступление. Коновницын был вынужден отходить через лес, затем через Гжатск, и отступать далее, проходя через мост на р. Гжати.

Здесь наступил критический момент: маршалы Мюрат и Даву атаковали оба фланга Коновницына, угрожая арьергарду полным уничтожением. Французская колонна двигалась по кратчайшем пути к мосту, грозя отрезать отступление русским войскам. Но с правого фланга арьергард Коновницына прикрыл отряд Крейца, который не позволил французам завершить фланговый маневр. Коновницын, расположив таким образом арьергард Крейца, приказал ему «держаться, покуда все прочие войска перейдут через мост, а может быть, и умереть».


Когда войска Даву подходили к городу, Крейц контратаковал неприятеля, был остановлен и практически окружен. Однако этот маневр позволил арьергарду Коновницына перейти через реку Гжать и избежать полного окружения. Следом за Коновницыным реку форсировали сумевшие вырваться из окружения драгуны и казаки Крейца, перешедшие реку вброд и вплавь, да к тому же перетащившие по дну реки два конных орудия.

Тем временем французские войска также перешли по мосту, который был подожжен, но не вполне сгорел, и вторично отрезали путь арьергарду Крейца, но русским вновь удалось вырваться – полями, «ломая заборы и плетни», и более того – привести неприятеля к засаде у деревни Лескино.

В арьергардном бою под Гжатском особенно отличились Сумский гусарский и Симбирский драгунский полки.

Сумские гусары, потомки которых живут в современной Украине, прославились не только в этом бою, и не только в Отечественной войне, но во многих войнах и делах.

Расскажем немного, про сумчан – гусаров. Кто знает, может и среди наших читателей найдутся потомки и земляки этих славных бойцов.

С вступлением на престол императрицы Екатерины II заканчивается эра казачества Сумского полка и начинается  служба в регулярной русской армии уже как гусар. В 1756 году был сформирован  Сумский гусарский полк на место  Сумского слободского казачьего полка. После ликвидации на Слобожанщине казачьего самоуправления в 1765 – 1782 г, Сумской слободской казацкий полк был реформирован  в  гусарский.  Согласно реформе Екатерины II, казачество  было  превращено в государственных подданных, которые облагались  налогом. На них также была распространена рекрутская повинность, которой до этого казаки не знали. Казацкая старшина была переведена  в  дворянство.  Дворяне и военные стали основой для формирования Сумского гусарского полка. Полк является территориальным и находился зачастую за пределами города Сумы.

Самой яркой страницей боевой истории сумцев стала Отечественная война 1812 года и заграничные походы 1813-1815 годов. После вторжения наполеоновской армии в Россию полк в тяжелых арьергардных сражениях прикрывал отступление основных сил армии от границы до Бородинского поля.


Командовал тогда полком Давыд Артемьевич Делянов. Отличился полк в оборонительных боях под Красным, Борисовым, Можайском и другими населенными пунктами.

После оставления Москвы и отхода армии М.И.Кутузова в Тарутинский лагерь Сумской гусарский полк получил большое пополнение, прибывшее из родного города Сум, и полностью восстановил свою боеспособность.

Немногие воинские соединения заслужили такое количество высших наград за свои подвиги в 1812-1814 годах, как сумские гусары: 22 серебряные георгиевские трубы с надписью «Сумскому полку за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России», металлический знак на головные уборы с надписью «За отличие», Георгиевский штандарт с надписью «В воздаяние отличных подвигов, оказанных в благополучно оконченную кампанию 1814 года».


Мраморная доска с именем полка в 1849 году появилась в Георгиевском зале московского Кремля. А имена погибших сумских гусар были золотом начертаны на стенах храма Христа Спасителя в Москве и на чугунных плитах памятника-часовни под Лейпцигом. Портреты героев войны 1812 года, служивших в Сумском гусарском полку, были размещены в Военной галерее Зимнего дворца в Петербурге.

Утром 19 марта 1814 года сумцы во главе всей легкой кавалерии генерала П.П.Палена торжественно вступили в Париж. А после низложения Наполеона сумские гусары получили почетное право идти в первых рядах парадного шествия союзных армий-победительниц, состоявшегося в столице Франции!

С 1830-х годов полк все реже появлялся на своей родине, хотя и продолжал комплектоваться исключительно из рекрутов Сум и Сумского уезда. После введения в 1874 году всеобщей воинской повинности в полк стали записываться уроженцы Харьковской, Полтавской, Гродненской, Московской, Владимирской и Ярославской губерний. В 1876 году сумцы были переведены в Москву.

27 июня 1901 года в летних лагерях под Москвой состоялось празднование 250-летнего юбилея Сумского полка. Несмотря на то, что армейские полки дислоцировались по всей стране, связь их с городами, где они родились и именами которых названы, не исчезла. На торжества приехала делегация из Сум во главе с председателем городской управы В.Н.Золотаревым, подарившая от имени сумчан огромную серебряную братину с восемью золочеными чарками на блюде. На наружной стороне братины были выгравированы изображения казаков и гусар в разнообразных формах, которые полк имел за свою долгую историю. Но самый дорогой подарок сумцам преподнес потомок первого сумского полковника Евгений Кондратьев, передавший полку семейные реликвии: сумку, пернач, саблю, пистолет и пороховницу Герасима Кондратьева.

В своей краткой речи он сказал: «В семье свято хранились и передавались как реликвии из рода в род по наследству некоторые предметы вооружения Герасима Кондратьева. Я уверен, что пернач, которым он водил свой полк в сечу, шашка, которою он разил врагов России, и его сумка для зарядов одинаково дороги вашей семье, как и моей. Поэтому прошу полк в память сегодняшнего торжества принять от меня в дар эти предметы».

23 сентября 1951 года в Париже и Сан-Франциско состоялось празднование 300-летия Сумского гусарского полка, организованное оставшимися в живых сумскими гусарами. А было их тогда 39 человек…

This entry was posted in памятные события истории. Bookmark the permalink.

Leave a Reply