Скоро Воскресение Христово!

Закончилась любимейшая мною служба Крестной Пасхи – служба Последования Страстей Господних. Хор был в этом году не многочисленный, но справились достойно. Из храма по традиции потекли в ночи огоньки по темным улицам Нивок.

Это всегда волнующе, когда люди обязательно хотят донести огонь со службы Двенадцати Евангелий!

Помню еще в юности я увидел старика, который вез огонь в метро. Это был 1976 год! Непонятно как его тогда пустили в метро. Но люди благожелательно смотрели на старого человека, заботливо поправлявшего нарочито толстую восковую свечу. И весь вагон явно переживал за этот огонь.

Я тогда не понимал зачем этому человеку надо было ехать в поезде метро с зажженным огнем, но чувствовал, что это как-то связано с Пасхой. И было сладко от близости к какой-то тайне, неизведанной древности, утраченной Руси.

И сегодня, когда я совершал с двумя сослужителями -священниками и двумя дьяконами великую печальную службу, я чувствовал вновь эту сладость, сжимающую сердце от осознания значимости обрядов и этих поэтических оборотов, сопровождавших богослужений, в которых Христос вырастал на Голгофе до космических высот и мы становились маленькими, но не ничтожными. Просто становились теми, кто был достоин Его заботы.

Мы стояли на Голгофе как люди, пришедшие прославить реальность, произошедшую не в наше время, но пронзившую нашу жизнь. Мы смешались во времени именно благодаря Голгофе, благодаря этому добровольному страданию Того, Кто мог бы единой мыслию опустошить вселенную. А Он восходит на Крест, как на трон Своих Царственных страданий. И мы, Его слуги, вынуждены это видеть и терпеть. Терпеть то, что Он бессилен ради нас. И это так прекрасно! Это так горько!

Игумен Алипий Светличный

This entry was posted in Друзья. Bookmark the permalink.

Leave a Reply